Дата

07 Авг 2020
Expired!

Время

19:00

Цена

500 ₽

Группа Esh

Почему именно «бразильский джаз»?

Много лет назад, ещё в юности, когда я только начал интересоваться джазом, я первый раз в жизни услышал босса-нову на португальском языке. Тогда я ещё не знал, что это португальский язык, но странное и непривычное звучание непонятным образом взволновало, оставив неизгладимый след… По прошествии многих лет, волей судьбы оказавшись в Израиле, я познакомился с барабанщиком, который был влюблён в бразильскую музыку и дружил с бразильскими музыкантами. Когда мы несколько раз музицировали вместе, мне казалось, что он играет как-то «кривовато», не совсем ритмично, и меня это немного удивляло, ведь он был профессиональным музыкантом. Позже, когда он познакомил меня с бразильцами и когда я окунулся в атмосферу этой музыки, я понял, что это и есть тот самый «бразильский свинг», который невозможно ни объяснить, ни записать с помощью нот… И необыкновенное звучание бразильского португальского, который, накладываясь на эту пульсацию, сам «свингует», создавая ощущение непрерывного покачивания, бесконечного движения вперёд…

С этого времени я буквально «заболел» бразильской музыкой. В то же время я продолжал играть джаз, и меня не оставляло желание играть джазовые аккорды и соло, соединённые с ритмами бразильской самбы.

Несколько лет спустя, переехав в Москву, я оказался перед выбором, что делать дальше, ибо конкуренция и исполнительский уровень местных джазовых пианистов были чрезвычайно высоки, и быть очередным джазменом, приехавшим покорять столицу, мне не очень улыбалось. И тут я случайно познакомился с Анной Клесун, совсем юной тогда вокалисткой, тоже только приехавшей в Москву учиться, которая, как оказалось, тоже была влюблена в бразильскую босса-нову. Здесь и пригодился опыт, полученный в совместном музицировании с бразильцами, ибо в Москве никто не умел играть босса-нову, и джазовые музыканты имели весьма отдалённое представление о бразильской музыке. Пришлось начинать практически с нуля, буквально по крохам собирать материал, я делал аранжировки, «на пальцах» объясняя музыкантам, что и как должно звучать… Бесценным опытом послужило сотрудничество с приезжавшими в Москву бразильскими музыкантами, которые делились радостью совместного исполнения этой солнечной музыки.

Постепенно я набирался опыта в аранжировке и научился со временем отбирать те средства, которые создавали бы нужное мне звучание. В то же время менялся состав музыкантов, ибо для исполнения этой музыки нужны единомышленники, которые любят это играть и понимают, что и как надо делать. Несмотря на то, что теоретически каждого музыканта в нашем коллективе можно заменить, даже самый высокопрофессиональный джазовый музыкант не сможет прийти в наш ансамбль и сходу (или с нескольких репетиций) сыграть так, как надо, потому что для этого необходимо обладать специфическими навыками и техникой, на освоение которой уходят месяцы и годы. Единственный исполнитель, который никогда и никем не может быть заменён, это солистка, ибо коллектив и был собран под неё.

В своё время известный бразильский трубач Клаудио Родити в своих многочисленных интервью просил не называть исполняемую им музыку «босса-нова». Одним из первых он ввёл понятие «самба-джаз», проводя, таким образом, некую черту или давая теоретическое обоснование той музыке, которую он исполняет. Эта музыка не очень популярна в самой Бразилии, и бразильцы (не музыканты) склонны определять её всё же как «босса-нова», хотя бразильские музыканты, живущие в Нью-Йорке и играющие эту музыку, называют её «самба». Я не сторонник теоретизирования, но мне близко это мнение, ибо мы тяготеем всё же к более радикальной, чем босса-нова, музыке со сложными аккордами, с развёрнутыми джазовыми соло, хотя и босса-нова с её лёгкой мечтательной грустью и меланхолией нам тоже близка. Поэтому мы и называем свою музыку «бразильский джаз» или «самба-джаз».

Мы тщательно отбираем материал для композиций. Делая аранжировки, я оставляю неизменными мелодию и, конечно же, поэтический текст, но всё остальное (аккорды, форму и пр.) я меняю, стараясь найти тот неповторимый колорит, который будет созвучен тому, что мы видим и чувствуем, и тому, что мы в конечном итоге хотим донести до слушателя… Разумеется, мы сочиняем и свою, оригинальную музыку.

Португальский язык – это самый музыкальный язык в мире. Когда бразильцы разговаривают между собой, можно подумать, что они поют. Даже не говоря на португальском, не зная смысла слов, а просто внимая этим ритмичным гортанно-носовым звукам, можно ощутить и услышать музыку бразильских барабанов, пение экзотических птиц или плеск океана у берегов далёкой Бразилии… Мы любим бразильскую музыку и всегда искренне хотим делиться этой любовью с вами, слушатель и зритель, приходящий на наши выступления. Надеюсь, вы не пожалеете о времени, проведённом с нами, и унесёте в своём сердце частичку этой прекрасной музыки!

Группа Esh

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *